Сухогорский камень и я

Сложно писать что-то по старой памяти, когда прошло уже несколько месяцев с поездки. Именно поэтому я не смогу написать ничего про Чехию, Турцию или Евротур 2011 года. Впечатлений остался целый вагон на всю жизнь, но они со временем остаются только на уровне чувств, никак не собирающихся уже в слова или последовательную цепочку событий.

Меня сдувает в этот момент с Черного каменя

Да и той девушки, которая там была вместо меня сегодняшней, давно уже нет. Хорошие были трипы и этим все сказано.

Вершина Сухогорского камня

В первой редакции, когда я начинала писать этот текст зимой, он назывался «Сухогорский Камень и я обязательно поеду в Непал в этом году». Потому что, по моему глубокому убеждению всё, что загадывается — сбывается. И по моей интуитивной задумке, после того, как я попаду на эту вершину, в моей жизни непременно случатся самые настоящие Гималаи. Фишка в том, что на Сухогорский мы так и не зашли. Поэтому я уже не так уверена в своих планах на Аннапурну, по крайней мере ближайшей осенью, а статья теперь называется просто «Сухогорский камень и я».

Тропа на Черный камень

Я очень люблю маленькие личные ритуалы, потому что они отлично работают в моей повседневной жизни — это уже ни раз проверенный факт. Каким-то неведомым образом, во время ритуала через символизм действий и предметов нужная информация огибает защиты сознания и ума, попадая прямо в центр и закрепляется в мозге как уже позволенная и исполненная. Дело остается за малым — проявить желаемое в физическую реальность, что совсем не сложно, если все твои клетки, нейроны и атомы уже готовы и согласны.

Где-то там Конжак

В 2016 в осеннем походе на Серебрянский камень, который находится в той же стороне, Артем рассказал нам, что впервые побывав на Сухогорском был так впечатлен горами и Уральской природой, туристической деятельностью и всем остальным, что вскоре после этого занялся созданием своего магазина туристических принадлежностей palatki66.ru, благодаря которому мы все и оказались в ту волшебную осень на Серебрянке, а в этот день шли на Сухогорский.

Здесь начинается Северный Урал!

Еще, после того восхождения на Сухогорский, Тёма отправился в Гималаи, в трек вокруг Кайласа, продолжать знакомство с горными цепями планеты. В крутющих трекинговых ботинках Asolo, которые теперь стали моими. И как-то само сложилось у меня четкое ощущение, что чтобы 100% попасть в Гималаи, я тоже хочу сначала сходить на Сухогорский. Тем более, что у меня теперь есть проверенные Гималаями ботинки, которые наверняка хотят туда вернуться и повторить. Всё сходится. По Тёминому следу, но по-своему.

Артем сражаясь с ветром преодолевает путь к Звезде

Вот почему я очень хотела в этот поход. Да и могучий зов великолепного Северного Урала уже ничем не заглушить. Кстати, Гималаи пришлось слегка отложить еще и потому, что параллельно был запущен другой процесс, который, пройдя все стадии, увенчался реализацией и успехом, но об этом в следующих статьях.

Вид на Конжаковский массив с Черного камня

Сухогорский камень — хоть и всего 1200м, но самая высокая точка Сухогорского хребта. Здесь лес, тундра, каменные россыпи и скалы-останцы, а в хорошую погоду — шикарные виды на Косьвинский камень и Конжаковско-Сребрянский горный массив, которые мы так и не увидели.

Шикарный вид на Конжаковский массив увидели на следующий день с Черного камня

Не помню уже подробностей сборов. Выезд был назначен на последние выходные января. В машинах было много мест и с нами кроме основного состава поехали Надя с Максом. Это было прикольно. Где-то на середине пути я отдала руль Максу. Кстати накануне специально для поездки я зачем-то оформила ОСАГО (закрытое) на тачку, но гаишники остановили нас, конечно же, когда за рулем был Макс, а мы с Надей не пристегнутые спали на заднем сидении. Ночью в Карпинске, где нет, казалось бы, ни души, оказалось, что есть вполне себе реальные дежурные депосы, а мы, естественно, были единственными, кто мимо них проезжал. Унылые уставшие ребята срубили на нас свою суточную норму штрафов и отпустили, пожелав хороших выходных.

Дорогу Карпинск-Кытлым, которая помешала нам попасть сюда осенью, к январю уже почти доделали, оставалось только пара км грунтовки до базы Серебрянский камень. В целом теперь очень круто — ровный хороший асфальт — катишься среди гор и кайфуешь.

Нас поселили на первом этаже теплого большого домика, там было две комнаты с двухэтажными кроватями и столовка с печкой. Покушали, легли спать и с утра отправились штурмовать Сухогорский.

Погода была приятная, правда небо затянуто и порывистый ветер неожиданно пытался кого-нибудь сдуть через деревья.  Около турбазы течет горная таежная река Лобва, которую нужно было пересечь, чтобы выйти на тропу. Как оказалось, не везде достаточно застыла и Дима хорошо шагнул в проломившийся лёд. Все сначала испугались идти по реке дальше, но потом обошли тонкое место и нормально вышли на другой берег.

Впереди — постепенный подъем по лесной тропе, слева — горные ручьи и ледяные водопады, повсюду указатели на рудники и другие вершины. Традиционные обсуждения с Тёмой книжек и жизни, потому что с тех пор, как я не работаю в Палатках 66, поговорить по-человечески нам удается только на тропе где-нибудь в лесу. И я очень рада этим моментам.

На середине пути часть группы повернула обратно в лагерь, из-за неподходящей промокающей обуви. Я выбрала для этого похода валенки, они зимой меня еще не подводили, но на самом деле это чистое везение — в них жутко скользко и не факт, что по другой тропе я бы вообще поднялась. Так что в списке маст хэв туристической снаряги уже давно висят нормальные зимние трекинговые боты. Учитывая частоту моих зимних походов (1-2 раза за зиму), подозреваю, что мне вполне достаточно будет пары из Декатлона.

В итоге из маршрута длиной 12 километров мы прошли примерно 10, потом вышли на плато и перевал Дидковского (Бориса Владимировича), где в честь этого советского политического деятеля и геолога установлен памятник Звезда.

До Звезды было совсем недалеко, но лес внезапно закончился, тропа тоже, и начался такой адовый ветер, что идти стало практически невозможно. Тебя сбивает с ног, острые ледышки и снежинки летят прямо в глаза, царапают лицо и тут же таят — очень неприятно, холодно и мокро.

Кое-как мы добрались до памятника, сделали несколько фоток и решили отправиться назад. Потому что жесть. На несколько минут меня напугало ощущение отмороженной руки, когда я сняла с нее перчатку, чтобы включить фотоаппарат и не смогла надеть обратно. Непонятно было, как и чем ее отогреть, и этот бесконечный ветер со всех сторон. Духи явно не были рады нашему визиту на этот раз, а у нас не было ничего, чтобы их хоть чуть-чуть задобрить.

Обратно спускаться было легко, быстро, но скользко (из-за валенок), хорошо, что Дима шел рядом и ловил меня на крутых участках)) Правда протоптанную нами тропу по плато через пол часа занесло, как будто и не было вовсе — пришлось искать заново.

Вернулись в лагерь мы часам к 17, сварили экспериментальную походную солянку, (которая благодаря Надиному скиллу была больше похожа на ресторанную) и пошли в баню — греться, париться и прыгать в сугробы. Прикольно было. Офигенно, насыщено, впечатлительно. Часов в десять я уже отрубилась спать и наконец-то выспалась. У меня даже есть подозрение, что я нормально высыпаюсь только в походах.

На следующий день было воскресенье, мы особо не торопились домой и чувствовался легкий недогон от того, что вчера так и не побывали на вершине. Особо страдающие (Артем, Макс и я) решили все-таки попробовать подняться на другую горку — пониже и поближе под названием Черный камень.

Аня, Вова, Надя и Дима остались в лагере и пока нас не было, устроили крещенские купания в треснувшей накануне Лобве! Обожаю своих отмороженных друзей.

[возможно, здесь будут фотки от Ани, если она мне их когда-нибудь скинет]

На Черный камень мы пошли налегке, мальчики с чаем и я в пижаме и с трекинговыми палками. Мы довольно быстро поднялись практически по прямой. Ближе к вершине тропа начала резко уходить вверх и вилять среди камней.

На самом верху нас опять ждал жуткий ветер, правда не такой, как накануне, и мы добрались.

Небо по прежнему было серым и тяжелым, но я успела сделать пару красивых кадров с панорамой на Конжак и видом на Сухогорский. Пейзажи получились суровые и мрачные.

Половину обратного пути я съезжала с горок сидя на валенках (наконец-то пригодились их скользящие свойства) — спуск получился совсем коротким.

Не буду на этот раз описывать красоту и мощь Уральского севера — во-первых, я уже это делала, во-вторых, всё видно на фотках, а в-третьих, каждому, кто заинтересован, там нужно обязательно  побывать самостоятельно и прочувствовать что-то уникально своё, личное и никому больше не доступное, хотя такое близкое и досягаемое.

Для идеального контакта с южной частью Северного Урала рекомендую уютную и и единственную турбазу в тех краях, она так и называется «Серебрянский камень».

Всем весны 😉

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *